Главная » Статьи » В прессе » Интервью

В лес за потеряшкой
28 июля в Смоленском районе прошли учения поисково-спасательного отряда "Сальвар". В числе их участников был и корреспондент "КП"
Подготовка
Сталкер из меня никакой. Камуфляжный костюм я раздобыла у друзей: брюки едва держатся на бедрах, рукава куртки заканчиваются сантиметров на 15 ниже ладоней, но это ерунда. Резиновые сапоги (говорят в тех местах, куда мы едем, лес болотистый) взяла свои – модельные, совсем не лесные, зато длинные, почти до колена. На голову - бандану из любимого платка, в рюкзак – пару бутылок воды и запасную одежду на случай падения в болото. Сумка с фотоаппаратом через плечо. Ни компаса, ни навигатора – случись что сама в лесу заблужусь на раз, два, три… Впрочем, для того-то я и еду на учения: узнать границы своей выносливости, понять, есть ли от меня вообще толк в поисках людей, ну а если все-таки есть – значит, разобраться в том, что мне для этого понадобится в дальнейшем.
Ну вот, вроде бы, все готово. Прочь сомнения - я еду на учения поисковиков-добровольцев из отряда «Сальвар».
В пути
В машине нас четверо. Паша, Денис и Дима – в общем, все, кроме меня, производят впечатление людей бывалых. Наш экипаж выехал на час раньше всех остальных. Мы будем организовывать штаб. А кроме этого именно с нами едет будущий «потеряшка» - так поисковики ласково называют заблудившихся в лесу людей. Роль «жертвы» в этот раз согласился исполнить Дима. Он, надо сказать, парень крепкий. Понятно, что даже и без компаса и навигатора в лесу не пропадет. А уж с ними-то и подавно без проблем выберется на свет божий.

Добровольно потеряться ему предстоит у озера Пениснарь в Смоленском районе, куда мы и держим путь.
Что такое «Сальвар» и зачем нужны учения
Поиск человека – сложная и где-то даже опасная работа.  Все члены отряда «Сальвар» – добровольцы. Это значит, что когда исчезает человек, они бросают насущные дела, стараются как можно быстрее справиться с каждодневными обязанностями, отпрашиваются, если это возможно, с работы и выезжают на место поиска. Делать это их никто не заставляет. Все происходит просто по зову сердца, которое не может успокоиться, если знает, что где-то человек попал в беду.
- Костяк отряда «Сальвар» сформировался примерно год назад, когда в лесу в Вяземском районе пропала малышка Анна-Алена Ломанова, -рассказывает Павел. - К поискам пропавшего ребенка, которому и двух лет не исполнилось, тогда подключился добровольческий поисково-спасательный отряд из Москвы «Лиза Алерт». Волонтеры, приехавшие из Смоленска, влились его ряды. А уже после решили создать свой отряд, который бы искал пропавших людей в Смоленске и Смоленской области.
Мало у кого из сальваровцев есть специальная подготовка, в основном вся стратегия и тактика поведения во время лесных или городских поисков отрабатывается на практике или на таких учениях, как те, о которых пойдет речь дальше.
В лагере
Опушка леса в нескольких километрах от озера Пениснарь. Мы начинаем разворачивать лагерь, в котором будет базироваться штаб отряда. Отсюда будут координироваться действия поисковых групп, которым нужно найти в лесу нашего «потеряшку».
От жары уже звенит в ушах, хотя еще только 10 утра. И от насекомых, пока не обольешься с ног до головы разнообразными репеллентами, нет отбоя – могут и совсем заесть.
Лагерь уже практически готов: стенды с картами местности, два ноутбука, рация, еще какие-то вещи, назначение которых мне не известно. «Потеряшка» Дима старательно изучает карты и местность – совсем скоро ему нужно уходить.


Постепенно начинают подтягиваться другие сальваровцы. Все рады встрече, здороваются, что-то обсуждают, вспоминают. Хотя такая тесная сплоченность коллектива только кажущаяся – почти половина здесь таких или почти таких, как я - новичков. Просто общее дело быстро объединяет людей, и все друг другу рады.
 Обучение перед учением
Перед тем как мы отправимся в лес, с нами работает инструктор спецназа и медик. Рассказывают, как выжить в лесу, как вести себя при встрече с дикими животными, дают советы, как прочесывать лес в поисках человека, учат, как оказать первую помощь.

Узнаю много интересного. Например, оказывается, лягушек можно есть сырыми, а еще не умереть с голоду поможет клевер и некоторые другие травы. Еще очень важно, что найденного «потеряшку» ни в коем случае нельзя кормить, а поить можно только чуть-чуть – буквально смочить губы. Истощенный организм к нормальному питанию не готов, можно сделать хуже. Также теперь я знаю, как поступить при нападении собаки, а вот на счет медведя поняла только что при встрече с этим хищником шансов выжить у меня почти никаких, только если крупно повезет. Когда «курс молодого бойца» окончен, те, кто пойдет в лес, регистрируются. Кроме своего имени и телефона, нужно сообщить адрес  и телефон тех, к кому можно обратиться, если что-то во время поисков случится с тобой самим. Из 18 участников формируется 4 группы. В каждой из них определяется руководитель, который будет направлять остальных. У главного в группе при себе рация, навигатор, компас. У остальных членов группы снаряжение разное. У меня, например, никакого.

Go!
Мы выдвигаемся в лес уже через пару часов после того, как туда ушел «потеряшка». Условия поиска очень сложные. По легенде заблудившийся человек - глухонемой, поэтому наших криков он не услышит и не ответит. Первая задача - найти место его входа в лес. Кромку леса мы разделяем на участки и начинаем обследовать. Вскоре одна из групп находит следы и пачку сигарет той марки, которую, по легенде, курит пропавший человек. Группы выстраиваются перпендикулярно дороге, ограничивающей лес, и на расстоянии друг от друга входят внутрь.

В лесу
Ну и лес нам достался – сплошной бурелом! Пока парни из моей группы ищут следы, я только и думаю, куда бы мне ступать так, чтобы от них не отстать и куда-нибудь не свалиться и ни на что не напороться. Сверху хищно торчат острые сучья, снизу то упавшие деревья готовят подножки, то начинает хлюпать под сапогом болотина. Впрочем, это только в первое время, потом привыкаю, начинаю тоже стараться искать следы, не забывая щелкать затвором фотоаппарата. Хотя как следопыту мне еще учиться и учиться: чтобы видеть на земле всякие едва заметные мелочи, нужна все-таки определенная сноровка. По рации старший группы постоянно связывается со штабом, который корректирует направление нашего движения.

Где-то поблизости идут и другие группы, хотя их уже не видно и не слышно. Из переговоров по рации узнаю о том, что кто-то из них нашел след ботинка, а потом – кусок красной изоленты на ветке, полиэтиленовый пакет, оказавшийся, впрочем, «не нашим» - такого у Димы с собой не должно было быть.
Если бы наш потерявшийся грибник был настоящим, то он, безусловно, переквалифицировался бы в ягодника, потому что нам то и дело попадаются заросли малины и черника. Хватаю ягоды на ходу и иду дальше.
След у нас, по всей видимости, правильный, и мы стараемся «отсечь» участок, ограниченный с разных сторон дорогой и речкой. Натыкаемся на полупересохший ручеек – ту самую речку. От нее берем курс на штаб. Сил у меня уже мало, хоть я и стараюсь не подавать вида. Ноги нужно все время поднимать высоко, а ступать все тяжелее, голова от жары кружится.И очень хочется есть.

Снова в штабе

Из леса мы выходим уже с другой стороны. В штабе мужчины сразу же начинают обсуждать сделанное, накладывать на карту пути, пройденные каждой из групп, которые постепенно возвращаются. Всех, вышедших из леса пересчитывают, поименно проверяют, не потерялся ли кто. К нашему приходу подготовлены макароны по-флотски. 


Таких вкусных макарон я, ей-богу, еще не ела. Стоит, пожалуй, иногда устраивать себе такие нагрузки в лесу, чтобы потом простая еда казалась лучшим деликатесом.
Финал

Едим быстро, собираемся на второй выход в лес. Уже около 5 вечера. Моя группа стартует первой. Однако мы успеваем отойти от лагеря только на несколько десятков метров, когда нас возвращают назад. Наш «потеряшка» сообщил, что выходит из леса сам. Через минут 20 он уже на горизонте. Вышел очень далеко от обследованного нами квадрата. Так что икать его нам пришлось бы еще очень долго.

- Я нашел в лесу след, очень похожий на медвежий, - рассказывает «потеряшка» Дмитрий. – Сначала уговаривал себя, что волноваться не надо, нет здесь медведей. Но когда еще и фырканье какое-то начало из кустов доноситься, стало совсем неспокойно. Решил – хватит. Выйду сам. Я немого разочарована: не правильно это как-то. Мы тут инструктаж слушали, макароны рубали, а человека-то не нашли…
- Редко когда удается найти заблудившегося в лесу в первый день, -успокаивают меня бывалые сальваровцы. – Мы можем обследовать квадрат и никого не найти, а «потеряшка» может в его прийти уже после нас. Так было, например, с дедушкой, заблудившемся в Ельнинском районе на позапрошлой неделе. Поиски – дело очень сложное. А сейчас нам главное было потренироваться, показать новичкам, вроде тебя, как координируется работа отряда, научить тому, что нужно делать в лесу. Так что основная задача выполнена. От этих слов мне, честно, становится легче. По дороге домой я почти засыпаю в машине. Сквозь надвигающийся сон слышу, как ребята анализируют учения, спорят, пытаются сделать первые выводы. Мне пока не до выводов. Придя в квартиру, я просто падаю на кровать и сплю, сплю, сплю без сновидений. В стаю только в обед следующего дня. Итого – примерно 18 часов сна. Однако самочувствие отличное, хоть снова в лес иди. Что ж, и пойду, ведь проверка показала, что поиски мне все-таки по силам.




Источник: http://smol.kp.ru/daily/25923.5/2874679/
Категория: Интервью | Добавил: HungryDuck (30.07.2012)
Просмотров: 3029 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Информация
Если пропал человек


Подпишись на новости


Стань добровольцем
Жди меня

жди меня